Eвангельские проповеди

Евангельские Проповеди и статьи Юрия Кирилловича Сипко

  • RSS

Вопрос: Христос боялся умирать? Написано, что перед  арестом у Христа пот  выступал  как капли крови.

Ответ: Давайте прочитаем, что именно написано.  «И, выйдя, пошел по обыкновению на гору Елеонскую, за Ним последовали и ученики Его.  Придя же на место, сказал им: молитесь, чтобы не впасть в искушение.  И Сам отошел от них на вержение камня, и, преклонив колени, молился,  говоря: Отче! о, если бы Ты благоволил пронести чашу сию мимо Меня! впрочем не Моя воля, но Твоя да будет.   Явился же Ему Ангел с небес и укреплял Его.  И, находясь в борении, прилежнее молился, и был пот Его, как капли крови, падающие на землю».  Лук.22:39-44;

   Если смотреть на событие, как оно происходит, то в данной ситуации ещё и не видно приближения смерти.  Завершилась вечеря, которую мы называем тайной. В городе предпасхальная суета, столпотворение.  Неделя   прошла, как  Иисус воскресил Лазаря, и слухи об этом будоражат людей. Ученики в этом напряжении  ожидают воцарения Учителя.  Они просят Его дать  им в будущем правительстве места поважнее.  Слова Иисуса, «купи меч», они приняли как подтверждение своих ожиданий.

   «Молитесь, чтобы не впасть с искушение» – сказал им Учитель,  и  сам отошёл, немного и преклонив колени молился. Можно сказать, ничто не предвещало беды. Ученики, даже заснули, видимо молитва Иисуса была продолжительной.  Так трижды подходил Иисус просил их не спать, бодрствовать, поддержать Его в молитве.  Они не понимали.

  Забегая вперёд, скажу, что смерть приблизилась, когда Иисуса арестовали.  Когда Его повели по судам.  Мы знаем,  что это такое. Попал, не выберешься.   Там уже нет друзей, там ты один на один со смертью.  Там начальник говорит:  «В чём вы Его обвиняете? Где свидетели? Вы какую- то чепуху несёте. Перепишите свои обвинения. Так не пойдёт».  Но арестованного уже не отпускают. Его предают бичеванию. Его  предают на суд толпе.  Его подвергают публичному унижению.  Очевидно, что первосвященники  боялись Иисуса, даже арестованного, и потому торопили с казнью.  Об этом свидетельствует  такой  факт:  «так Иуда, взяв отряд  воинов и служителей от первосвященников и фарисеев, приходит туда с фонарями и светильниками и оружием.  Иисус же, зная все, что с Ним будет, вышел и сказал им: кого ищете?  Ему отвечали: Иисуса Назорея. Иисус говорит им: это Я. Стоял же с ними и Иуда, предатель Его.  И когда сказал им: это Я, они отступили назад и пали на землю».  Иоан.18:3-6;

Следуя Писанию, складывается убеждение, что и  Пилат боялся Иисуса.  Иисус в своём  молчании выглядит величественно. Пилат суетливо, испуганно, об этом свидетельствует и его обращение к толпе:   «Может,  отпустим? Я не нахожу в нём вины.  Давайте на праздник помилуем его».   Он свою трусость показывает, когда его слова перекрывает   гул разбушевавшейся толпы. Распни! Распни!  «Повелев  бить Его, предал на распятие.  И повели Его на распятие».  Окровавленный. Оплёванный. Водрузили на него крест, и,  сопровождая улюлюканьем, повели к месту казни.  По дороге, женщины плачущие:   «И шло за Ним великое множество народа и женщин, которые плакали и рыдали о Нем.  Иисус же, обратившись к ним, сказал: дщери Иерусалимские! не плачьте обо Мне, но плачьте о себе и о детях ваших».  Лук.23:27,28;  Это ведь какую силу воли нужно иметь, чтобы в такой момент утешать людей.

Простые слова евангелиста. «Там распяли Его».   Ужас казни, прибитые гвоздями руки,  затем   гвозди пронзают ноги, при этом молот бьёт и по рукам и по ногам, а чего церемониться, всё равно Ему умирать.  Поднят крест. Палящее солнце. Озверевшая толпа.  Буквально несколько слов  Иисуса, которые Он  произнёс  со креста.  В словах Его,  нет  жалости к Себе.  Нет страха. Нет слов осуждения злодеев.  Он молится за убийц. «Прости им Отче»!  Он просит своего ученика позаботиться о матери.  «Жажду! Совершилось! В руки Твои, предаю Дух Мой».   В этом  столкновении   восставшего зла, и смиренной добродетели, Иисус в полном покое.  Совершилось!  В этом акте искупления непознаваемая глубина.  Истина распятая. Любовь, окровавленная в терновом венце, оплёванная и отвергнутая злом.  Жизнь,  поругана смертью.  И стынет кровь.  И коченеют ноги и руки. И  стыд и боль, и гнев парализующей молнией сковывает душу. Что это? Кто это? Почему?

   В сознание вдруг врывается Его вопль: «Боже мой! Боже мой! Для чего Ты оставил Меня»?  И нужно время, чтобы остыть. Нужно чувства отключить. Через гнев и боль возвращается способность осмыслить произошедшее.  Вспоминаются Его слова: «На сей час  Я и пришёл»! Ещё, какие-то непонятные и не понятые, когда  Пилат говорил Ему: «мне ли,  не отвечаешь? не знаешь ли, что я имею власть распять Тебя и власть имею отпустить Тебя?  Иисус отвечал: ты не имел бы надо Мною никакой власти, если бы не было дано тебе свыше; посему более греха на том, кто предал Меня тебе».  Иоан.19:10,11;

Да! Это точно не просто человек.  Он встречает ужас, который я не в силах вынести сегодня, через две тысячи лет, Он встречает его с холодной головой, в полном покое, ясном понимании на что идёт, и принимает всю чашу  человеческого  зла, гнусных преступлений, горечь которых мы не в силах нести. Ведь даже слово несправедливого осуждения  сказанное в наш адрес поднимает в сердце такой гнев, приводит в действие такие силы, что рушатся семейные связи, рушатся отношения и  «льётся, льётся кровь невидимого брата и не дрожит рука что ей обагрена».   Мы не выдерживаем  и справедливого обвинения. Он же берёт на Себя всю вину мою, и твою и всех….…Вот она, причина Его вопля.  В Его молитве там, в саду были слова: «За них я посвящаю Себя».  Ещё смутно, но мысль ведёт меня в пророческие книги, там, где-то в глубокой древности Божий человек говорил что-то подобное:

 «Он был презрен и умален пред людьми, муж скорбей и изведавший болезни, и мы отвращали от Него лице свое; Он был презираем, и мы ни во что ставили Его.  Но Он взял на Себя наши немощи и понес наши болезни; а мы думали, что Он был поражаем, наказуем и уничижен Богом.  Но Он изъязвлен был за грехи наши и мучим за беззакония наши; наказание мира нашего  было на Нем, и ранами Его мы исцелились.  Все мы блуждали, как овцы, совратились каждый на свою дорогу: и Господь возложил на Него грехи всех нас».  Ис.53:3-6;

 Как точно! Всё сходится. Значит,  Божьи пророки в Писании,  точно предсказали будущее страдание и смерть Иисуса. Значит, Библия точно и верно раскрывает тайну мироздания.  Значит,  верно слово о Боге, Творце, и о человеке согрешившем.  Значит Иисус, Мессия, который берёт на себя грех мира.

 Вот она тайна Его борения в саду Гефсиманском. Ведь там, когда Ему явился Ангел и укреплял Его, не было никого.  Ученики спали безмятежно.  Иисус же переживал невыразимую борьбу.  Он там говорил слово  о чаше.  «Тогда говорит им Иисус: душа Моя скорбит смертельно; побудьте здесь и бодрствуйте со Мною.  И, отойдя немного, пал на лице Свое, молился и говорил: Отче Мой! если возможно, да минует Меня чаша сия; впрочем не как Я хочу, но как Ты». Матф.26:38,39;  Вот она причина его невыразимых мук. Чаша! Чаша беззаконий человечества,  всех  людей земли.  Всё зло.  Всё насилие.  Все гнусные преступления.  Все восстания.  Все убийства.  Вся кровь праведников.  Все слёзы детей.  Все стоны матерей, вдов, вся ложь и клевета – всё это чаша греха, разделившая человека с Богом,  пить которую предстояло Ему. Это и есть – «За них Я посвящаю Себя»!  Значит, за дела людей,  которые мы все творили, страдать пришлось Ему, Одному.  Быть отверженному Богом, пришлось Ему. Вот какое действие, сокрытое от глаз людей  происходило в тот вечер в Гефсиманском саду. Вот какая причина борьбы, невидимой для человеческого глаза борьбы привела к тому, что Ангел явился, и укреплял Его. И был пот Его, как капли крови, падающие на землю…. Даже теперь, размышляя над вашим вопросом,  стынет кровь от мысли, как же невероятно  трудно, мучительно трудно было Иисусу, святому и чистому, не сделавшему никакого греха, приближаться к этой затмевающий все перспективы  массе  зла,  названной в Евангелии чашей.  «Пусть будет воля Твоя!» — и невероятное напряжение воли.  Лопаются жилы.  Лопается кожа.   Кровь выступает наружу. Капает на землю.  «Отче! Да минует Меня чаша сия. Но не как Я хочу. Не Моя воля,  но пусть будет воля Твоя». Это не страх. Страх парализует волю. Страх не способен на подвиг. Страх – это из арсенала сил тьмы. Бог есть свет, и нет в Нём никакой тьмы. И потому Христу, Кто  свет миру,  предстояло облечься тьмой….Страх на такое не способен.  Ясный ум, чёткое понимание своей миссии, и вместе с тем  вся тяжесть происходящего.   Реальна боль. Реальны раны. Реальны  гвозди. Реально предательство.  Реально один на один, весь в грехах человечества, так что Отец отвернулся….как это можно понять – ведь Иисус Сын человеческий.

 И ужас этого отвержения, ужас оставленности, ужас  быть погружённым во тьму греховного зловония, вот причина Его вопля: «Боже Мой! Боже Мой! Для чего Ты оставил Меня»!

  Тем славнее Его воскресение  и явление ученикам со словами: «Мир вам»! И даже сомневающемуся Фоме,  Он протягивает руки со  словами: «Не будь неверующим, но верующим».  Это явление ПОБЕДИТЕЛЯ.  Такая победа снимает все вопросы о страхе.  Страхом исполнен диавол и все его приспешники. Господь Царствует. Он победил смерть и ад.

Смерть вызывает страх у людей, не знающих, что за смертью  тела,  есть вечная жизнь…

Смерть вызывает  страх у  людей,  которые знают, что за смертью есть суд и вечная жизнь, и которые знают, что дела их злы,  и они будут осуждены на вечные муки.

Смерть приобретение – так понимают все уверовавшие в Господа Иисуса Христа, которым прощены грехи ради Имени Его, и которые жаждут встречи с Ним в Его вечном царстве любви.

 

Вас так же может заинтересовать:

2 Коммент.

  1. Владимир:

    А как быть с текстом из Библии, где сказано, что Иисус ужасался?
    Джон Стотт в книге «Крест Христа» дает детальное описание данного вопроса, особенно в главе «Агония в Гефсиманском саду»: Цитата:
    «Б. Б. Уорфилд провел тщательное исследование и собрал полученные результаты в книге, озаглавленной «Об эмоциональной жизни нашего Господа». В ней он пишет о тех терминах, которые использовали авторы синоптических Евангелий, повествуя о событиях в Гефсиманском саду. Он толкует слово «агониа», использованное Лукой, как «ужас (оцепенение), нежелание, основанное на страхе». Матфей и Марк используют два одинаковых выражения. Он предполагает, что основной смысл слова «тосковать» («адемонэо») — «испытывать глубокое отвращение, возможно смешанное с отчаянием», в то время как слова, которыми Иисус характеризует Себя — «душа Моя скорбит смертельно» («пэрилюпос») — «выражают печаль или, точнее, душевную боль, страдание, которое окружает Его со всех сторон и от которого нет спасения ». Марк использует еще одну, встречающуюся только у него, фразу — «начал ужасаться» («эктамбеомай»), которую толкуют как «был поражен ужасом». Уорфилд добавляет, что это «термин, определяющий душевное состояние более точно, как испуг, если вообще не страх или ужас»[110]. Все эти выразительные слова, взятые вместе, говорят о том, что Иисус чувствовал острую душевную боль, и когда Он с опасением и буквально с ужасом думал о предстоящем суровом испытании, то весь покрывался испариной.»

  2. Ю. Сипко:

    Мир вам благословенный брат Владимир. Христос ужасался, тосковал, скорбел смертельно,в Гефсимании. В Гефсимании его ужас был связан не со страхом смерти. Его ужас был связан с чашей, которую Ему предстояло пить. Именно в Гефсимании Он перенёс апогей Своих мук. Был пот Его как капли крови. Явился Ему Ангел и укреплял Его. Конечно, в этом укрепление и благословение на предстоящие страдания и смерть на кресте. Но именно в Гефсимании совершалось главное действо. Христос святой Божий Сын взял на себя весь грех человеческий. Он пил чашу греха. Он пил чашу гнева Божьего. Все аргументы, подтверждающие страдания Христа, подтверждают реальность мук душевных, сердечных, но не говорят о страхе.

Вы можете прокомментировать статью, или задать вопрос.


 Максимальное количество символов