Eвангельские проповеди

Евангельские Проповеди и статьи Юрия Кирилловича Сипко

  • RSS

Омская церковь евангельских христиан баптистов  представляла собой дружную общину единоверцев, переживающих  духовный подъём. Только что завершили расширение Дома молитвы.  Стройка, потребовавшая неимоверного напряжения сил, сплотила  членов церкви не только  в Омске, но стала добрым  знаком для всех общин области. После многих лет духовного застоя, когда в  церкви не было пресвитера, росли взаимные обиды и претензии, практически не осталось молодёжи, и не было никаких надежд на выход из кризиса, совершилось чудо.  Председатель ВСЕХБ, Андрей  Евтихиевич  Клименко, прекрасный брат, духовный отец, заботливый служитель, приложил немало сил, чтобы помочь общине в Омске обрести служителя. Он нашёл такого пресвитера в городе Тара, это городок на севере области, где была община человек около ста.  Павел Тимофеевич Козорезов, бывший в своё время Старшим пресвитером на Брянщине, как-то признался мне, что это именно он после  очередного посещения Омской церкви  пребывая в печали,  зашёл к Андрею Евтихиевичу в кабинет на малом Вузовском, где располагалась канцелярия ВСЕХБ.   Павел Тимофеевич был близок Омским  братьям, его жена  из Тарской общины.  И он знал все перипетии происходящего. Знал он и пресвитера Тарской общины.  Кирилл Александрович Сипко, отец большой семьи был известен  тем, что община в этом  глухом углу страны советов  жила по библейским стандартам, среди членов церкви царил мир,   раскол произошедший в братстве в 1961 году не коснулся их общины, и даже преследования и репрессии  не могли разрушить жизнь  дружной евангельской семьи.  В процессе активно участвовал  Бородинов  Константин Петрович, старший пресвитер Западной Сибири. Это также особого духа Божий человек.  Здесь стоит сказать, что в ту пору быть пресвитером, или старшим пресвитером,  и тем более Председателем ВСЕХБ, это значит публично взять на себя смелость заявить тогдашнему режиму, что вопреки планам ЦКПСС  верующие есть и будут в Советской стране. Верующие  будут молиться вместе. Верующие будут воспитывать своих детей в вере,  в соответствие со Священным Писанием.  Верующие будут проповедовать Евангелие  Царства Иисуса Христа.  Всё это есть и будет, даже если власть вознамерится всех угнать в   места не столь отдалённые.  Всё это есть и будет, вопреки намерениям советской власти искоренить веру.  Ведь приближалось время определённое Никитой Хрущёвым, когда он обещал покончить  с религией, и показать по телевизору последнего священника. Быть служителем в те времена  требовало мужества,  ибо в государстве, где права человека ничего не значили, а вера в Бога считалась преступлением, каждый служитель был  обречён быть оклеветанным, и тогда свои смотрели на него с подозрением, а власть и так воспринимала его,  как врага.  Константин Петрович  был смиренный, но верный, последовательный и посвящённый, до последних дней своей жизни он был активным служителем братства. Жил он в Новосибирске. Новосибирское братство  было в то время  сильнейшим в Сибири.   Андрей Евтихиевич и Константин Петрович  поехали  в Тару, и не сразу, но после нескольких визитов  они  добились  того, что община Тарская отпустила своего пресвитера.  Немало пришлось им  поработать и с самим Кириллом Александровичем.  Он долго не давал согласия на переезд.  И только,  получив откровение от Бога,  он согласился.  Омичи  приняли его единодушно.   Это было в 1977 году.   ВСЕХБ вскоре выделило Омскую область как отдельное Объединение церквей.  Кирилла Александрович  утвердили Старшим пресвитером по области.  Церкви братства Омской области приняли брата  с любовью.  На удивление, но власти  дали разрешение на реконструкцию дома Молитвы.  Дом представлял собой шлаколитой  жилой частный дом,  который был куплен общиной в 1964 году. Это помещение было совершенно  мало,   и к нему были пристроены всякие сенцы, верандочки, с низкими потолками, так что народ пребывал в тесноте, в духоте, но  это было лучше, чем ещё совсем недавние гонения и собрания с риском быть арестованными. Омские власти были чрезвычайно жестокими гонителями евангелия. Некогда очень многочисленная община евангельских христиан баптистов, была обескровлена. Дом молитвы,  построенный ещё в 1907 году на берегу реки Оми был отобран властью.  Некоторое послабление,  данное после войны, оживило  церковь, был даже приобретен дом молитвы, но недолго продлились эти дни. Дом отобрали.  Снова гонения. Судилища и узилища.  Собрания по домам с риском арестов и осуждением. Затем раскол, в 1961 году.   Движение  Совета Церквей, взявших курс на радикальное пренебрежение беззаконными  распоряжениями власти,  в отношении верующих,  принесло свои плоды.   Власть  оказалась перед лицом практически восставшего народа.  Люди вопреки распоряжению властей собирались на молитвы, обучали вере детей, стали подпольно издавать религиозную литературу. Репрессии не уменьшили активность,  но напротив,  возникло движение родственников узников.   Имя каждого арестованного становилось известным в мире и международная общественность,  сейчас же включалась в борьбу за освобождение узников, осуждая  репрессии против веры.  Желая нейтрализовать растущую активность  СЦ, власть пошла на смягчение своих мер в отношении  тех, кто был зарегистрирован. Так в 1964 году, церкви ЕХБ  было дано разрешение на покупку Дома молитвы  в Омске.  Конечно район самый недоступный, на окраине, «где Макар телят не пас», как говорят в нашем богоносном народе. Порт – Артур, так район  называется и поныне. Рядом район Сахалин.  Имена эти экзотические даны были потому, что каторжан шествующих  на окраины империи,  в Омске размещали соответственно месту отбывания наказания. Так те, кто направлялся в Порт Артур, размещались в соответствующем районе, а те,  кто на Сахалин,  в районе сбора, отправлявшихся   на сей славный остров. Так по баракам каторжан и стали называться эти районы.  Вот в Порт-Артуре   подыскали подходящий домик и власти разрешили его купить. Неподалёку пролегала железная дорога, транссибирская магистраль.  Марьяновка  была ближайшей к Омску станцией. Очевидно,   так  по имени посёлка и называли улицы этой окраины. Таких Маряьновских улиц  было полтора десятка.  На двенадцатой  Марьяновской,  дом 83. Дом Молитвы. После того, как дом был  куплен, власти оформили его  как собственность исполкома, и предоставили затем общине в пользование.  Это выглядело как благодеяние.  Самая гуманная власть в мире,  предоставляет  верующим помещение  для собраний, причём бесплатно. Не то,  что ныне.  Даже в аренду за плату не позволяют. Годы гонений размотали членов общины по большому городу, так что уже почти тридцать  лет не собирались  вместе.  Собирались по группам, или по домам, как говорили в то время.  Было более десяти групп таких. В каждой группе свой  руководитель. Уже родились свои традиции, правила. Как водится в народе друг о друге знали и говорили хорошее,  и нехорошее тоже говорили.   Раскол добавил взаимных обид, и осуждений. Так, что когда вошли в дом, принесли свои  тяготы, и процесс воссоединения был нелегким, и долгим.

  Тем ярче и сладостнее стал момент обновления, когда новый Пресвитер, в новом доме молитвы,  вместе с руководством ВСЕХБ совершает  освящение  Дома Молитвы. В собрание  служители церквей из области, старший пресвитер из Новосибирска, полный дом гостей и сам Господь  Дух Святой совершает освящение и Дома и всех в Доме! В   Божьем доме мир и благодать!

    За стенами Дома молитвы,  мир пропитан    запахом  войны.  Война хоть и холодная, но поганая. Самые популярные слова в телевизоре, в газетах и радио  —  мир, безопасность.  Накануне, в 1975 году было заключено так называемое «Хельсинское соглашение» или  Заключительный акт совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе.   Власть  представляла  Акт как  победу стран социалистического лагеря в противостоянии двух систем.  Были закреплены итоги второй мировой войны.   Зона влияния СССР получила законодательно закреплённые территории.  Как известно СССР начал войну, вместе с Гитлером, заключив пакт Молотова- Риббентропа.  В конце ноября 1939 года, отвоевал  у Финляндии десять процентов её территории, с городом Выборгом. За этот акт агрессии СССР был исключён из Лиги Наций.  В соответствие с пактом были  оккупированы  страны Балтии, а также часть Польши и Румынии.  Вот почему после распада СССР, осталась Калининградская область  за пределами России.    В обмен на это запад внёс в Акт положения о правах и свободах, которые отсутствовали в СССР, да и во всех странах Варшавского Договора.  Преследование  верующих в СССР было главным  свидетельством нарушения прав человека. Ещё свежа была в памяти мирового сообщества Пражская весна, когда в 1968 году Советские войска вошли в Прагу и подавили начавшиеся реформы.  Польша уже была беременна  революцией, в  1980 году Лех Валенса создал знаменитое объединение  профсоюзов  Солидарность.  На юге, в Афганистане, в непосредственной близости от границ СССР шла война. В 1979 году туда вошли советские войска, и провоевали там  десять лет. Пленумы ЦК,  сменяя друг друга,  рапортовали стране о досрочном выполнении и перевыполнении пятилетних планов. Но на фоне торжественных сводок  магазины пустели на глазах. Из продажи исчезали продукты питания, молоко и молочные продукты раскупали влёт, мясо практически отсутствовало в свободной продаже.  Товары первой необходимости  распределялись в райкомах и профкомах, детской одежды не сыскать днём с огнём, вся промышленность страны работала на Москву, где всего и всегда должно быть достаточно.  Быть может самое трагическое достижение строителей коммунизма,  заключалось в том,  что  созданный советский человек, был абсолютно лишён внутренней свободы, чести  и достоинства. В ту пору ходил анекдот, довольно точно характеризующий характер человека в СССР.  «В субботу будет профсоюзное собрание, объявляет начальник цеха. Всем придти в белых рубашках. Почему в белых рубашках?  Потому, что всех будут вешать.  Вопрос  можно? Да!  А верёвки с собой приносить, или за счёт профсоюза выделят»? Эта всесоюзная  безнадёжность смешно выглядит в исполнении юмориста, когда он высмеивает всеобщий «одобрямс». Но на деле, за маской  смешливости пряталась национальная трагедия.  Академик  Иван Петрович Павлов, выдающийся учёный, лауреат Нобелевской премии, писал  в Совет народных комиссаров. Письмо своё он назвал: «Советский союз сеет фашизм».  Опубликовано в  журнале «Diletant». Вот выдержка из его письма: «Мы жили и живем под неослабевающим режимом террора и насилия… …Но надо помнить, что человеку, происшедшему из зверя, легко падать, но трудно подниматься. Тем, которые злобно приговаривают к смерти массы себе подобных и с удовлетворением приводят это в исполнение, как и тем, насильственно приучаемым участвовать в этом, едва ли возможно остаться существами, чувствующими и думающими человечно. И с другой стороны. Тем, которые превращены в забитых животных, едва ли возможно сделаться существами с чувством собственного человеческого достоинства».    Как свежи мысли.  Как современны оценки.  Как точно охарактеризованы процессы,  происходящие сегодня.

Моральное разложение, порождённое насилием и ложью властных структур,  пропагандистское изобилие обещаний и реальное обнищание народа,  умножалось растущим пьянством.  В это время получил широкое распространение тайный, как свидетельствовали,  запрещённый ЦК КПСС доклад Новосибирского учёного Фёдора Углова,  о растущей алкоголизации населения.

Из доклада: «Опасность усугубляется тем, что темпы роста из года в год увеличиваются. Если с 1940 по 1965 гг., т.е. за 25 лет производство алкогольных «напитков» в нашей стране возросло на 280%, то с 1970 по 1979 гг., то есть за десять лет оно увеличилось на 300%, т.е. темпы роста за последние 10 лет в 2,5 раза выше, чем в 1940-1965 гг. С 1970 по 1979 гг. население возросло на 8%, производство муки и хлебобулочных изделий – на 17%, а алкогольных «напитков» на 300%, т.е. темпы роста производства и потребления алкоголя в стране в 18 раз превышают темпы роста производства муки и хлеба и в 35 раз – темпы роста населения страны».

  Ещё и сегодня мы не осознали глубину духовного падения народа, утраты  человеческого достоинства.  Атеизм лишил человека самых сущностных, лишь человеку присущих качеств, смысла жизни, целеустремлённости, достоинства личности и взаимного  уважения.  Ложь стала фирменной маркой власти.   В такой атмосфере   лагеря, церковь была островком неземного, буквально небесного рая.  В общине царил дух братолюбия.  Братья и сёстры, не замена советскому «товарищ», а истинное братство.  Готовность услужить, помочь, ещё  прежде,  чем ты попросишь о помощи. Дух Божий соединивший людей самых разных национальностей, разных возрастов, разного социального положения, зримо совершал необъяснимую перемену в людях, открывая в них потрясающие способности к жертвенности, к служению, к любви.

   Библейское откровение показывает нам жизнь первых христиан:  «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее».  Деян.4:32;  Лучше не скажешь. Именно так. Несмотря на то, что каждый имел свой угол, но почитал за честь послужить ближнему.  Дом молитвы на 12 Марьяновской, был центром планеты.  Здесь пересекались дороги сотен людей, странствующих по  бескрайним  просторам СССР. Здесь совершалась тайна покаяния. Сотни людей исповедовали имя Господа Иисуса Христа и вливались в единство с Отцом и Сыном Его Иисусом Христом, в общение с церковью.  «Каков поп, таков и приход» – гласит русская поговорка.    По приходу можно и о попе судить. Так вот, вспоминаю, как однажды беседовал с братом из Новосибирска.  Братья из Новосибирска нередко приезжали к нам в Омск. Иногда группа молодёжи, иногда хор. Я уже сказал о том, что в то время это был крупнейший евангельский центр. Город Новосибирск был открыт для посещения иностранцами,  в нём было Сибирское отделении Академии Наук СССР, и потому не так жестоко преследовали за веру. Когда во всей  стране были закрыты молитвенные дома  евангельских христиан баптистов,   в Москве и Новосибирске дома молитвы оставались открытыми.  Так вот, я помню, как на меня произвело впечатление  его слово о пресвитере Омской церкви, в котором он отметил его как верного Писанию пастыря, человека созидающего церковь по Библейскому образцу.   Я по характеру неслух и в немалой степени поперченный человек,  быть может, впервые посмотрел на служение пресвитера, другими глазами.  Ведь действительно, эта  атмосфера любви и принятия, взаимного уважения и служения не возникает сама собой. Да и что сказать. Ведь быть может всего спустя неделю – две после крещения, ещё зелёного,  брат Криворотов Николай Парфёнович  пригласил меня на братскую  беседу. Николай Парфёнович, в отцы мне годился по возрасту, а по духовному положению в церкви, я ещё на птенца не тянул. И он не был начальником. Он проповедовал в церкви. Классно проповедовал. Были в его проповедях специфические интонации, такого  трогательного свойства, которые проповедь превращали в доброе, благожелательное наставление  любящего отца. Сам факт, что он пригласил меня на встречу с братьями,  свидетельствовал о том, что в их среде не было господства хозяина, но было БРАТСТВО.   Я тогда даже боялся подходить к двери  братской комнаты. Её называли пресвитерской,  была она своего рода кабинетом, где братья встречались, беседовали, разбирали слово Божье. Кабинет этот на ту пору был единственным на всю общину.  Но и это было несказанным благом, ведь до реконструкции и того не было.  По понедельникам, вечером, братья собирались  на пару часов, беседовали,  углубляясь в слово Божье.  Было их немного, десятка полтора. Пресвитер, диакон, проповедники. Седовласые старцы, мудрые, святые, рассуждающие  об откровении Божьем, знающие тайны домостроительства Церкви Божьей. Конечно, я тогда и слов таких не знал, ведь только принял крещение. Работал на стройке. ПМК-344. Омскцелинстрой.  Стройка это брат ты мой романтика, мёрзлая земля, кирпичи, бетон, матерщина, пьянки.  Зона на свободе. Как я шутил иногда в то время, мы достраивали коммунизм.  Поскольку объекты в разных местах, и чаще всего за городом, то чуть свет на работу, и во тьме возвращение домой. Но быть в общении с братьями это как в баню после мороза, или после недели работы до пота,  без воды и постели.  «Братство любите»,  завещает нам апостол Пётр. Он знает цену любви. Он пережил своё падение, когда  Его Учителя арестовали, сам того не понимая, как пацан струсил,  служанки испугался, отрёкся, сказав, что даже и не знает своего учителя. Один он был в тот момент, друзья разбежались, страх сковал всех. Каждый остался один на один с насилием, в тот страшный вечер, и каждый поодиночке потерпел поражение.  Любите братство – это ваша сила. Это ваша победа.  Он отсидел в застенках римского следственного изолятора. Молитва церкви вывела его на волю.  Он познал ценность братства. Я не удостоился чести испытать подобное, но ядовитую грязь безбожия я вкусил до рвоты, и потому — то с радостью, хоть и, ни без  страха  принял это предложение.  Трепет перед властью ведь в генах народа нашего. Такое благоговение с оттенком ненависти.  Но не у баптистов.  У баптистов царила атмосфера любви. За годы жизни в Омске многократно приходилось мне слышать эти восторженные признания. «Почему вы  в Церкви»?  «Я встретил здесь невероятную любовь, уважение, доброту».  Пришёл на братскую встречу и я.  Наполненный тревогой.  Все улыбаются, приветствуются с радостью. Общение  друзей. Общение братьев. Молитва. Предложение пресвитера к каждому. Какие есть у кого вопросы, предложения, нужды. Атмосфера самая непринуждённая.  Деловые вопросы бывали.  В обсуждение свободно участвовали все присутствующие   Ответственный за хозяйственные дела, брат Пётр Брониславович, заботливый, хозяйственный, жертвенный брат. Он  был внимательный ко всем деталям  жизни церкви.  Сторожа, уборка, отопление, запас продуктов, территория, ремонт, лавочки, окна и двери, всё было у него под контролем. Всё было в идеальном порядке.  Он был удивительно преданный своему служению.  Любой вопрос, который он вносил на обсуждение,  решался мгновенно. Все братья  были в сборе. Все были рады послужить. Ремонт, уборка, работа любая – и,  кажется,  каждый считал для себя наградой поучаствовать в общем деле.  Сегодня могу с уверенностью сказать, что такой формат жизни церкви  созидательный, продуктивный,  служит единству, используя  все ресурсы наилучшим образом.  Кстати, братское общение,  служит  неформальной  школой подготовки руководителей, как, сейчас говорят лидеров.

Случалось рассматривать  дисциплинарные вопросы.  Бывало в церкви,  случались и греховные поступки.  Это, наверное,  самое трудные вопросы, какие возникали перед братьями.  Дух любви, который был главной и объединяющей силой, и действенной силой братства,  в таких случаях по-особому проявлялся именно в заботе о согрешившем.  Тщательно рассматривали  суть происшедшего.  Всегда со словом Божьим в руках.  Всегда с любовью. И если приходилось выносить решение  об  отлучении, все воспринимали это как личное поражение и боль.  Дух братолюбия  в таких случаях объединял всех, так что и виновные и обвинители были одинаково проникнуты чувством ответственности за произошедшее.  Все в одинаковой мере  желали  очищения от греха, и это происходило.  Не имею статистики, но отлучение было чрезвычайным происшествием.  Чаще  приходилось братьям  рассматривать вопросы раскаяния, просьбы о восстановлении в церкви.  Как оказалось за годы репрессий огромное количество и мужчин и женщин просто потерялись в водовороте жизни. Отсутствие духовной опёки, преследования за веру,  желание детям дать путёвку в жизнь, проблемы в семье, приводили людей к тому, что они оставляли собрания, и увлекались бытовыми проблемами, так что вера терпела кораблекрушение.  В каждом   случае, слово Божье было главным основанием для принятия решения.  Также главным было желание помочь  человеку правильно осознать своё  состояние перед Богом.  По наитию, или по опытности, по великодушию ли, но братья  были проникнуты желанием  помочь человеку.  Ни  честь мундира, ни личные обиды, ничто не имело значения. Правда Евангелия и верное следование за Христом, вот  те ценности, которые отстаивали братья в долгих разбирательствах изломанных судеб. В случае возникновения  сомнений, противоречий,  братья откладывали рассмотрение вопроса.  Давали поручение особо  мудрым, авторитетным братьям, вникнуть в дело глубже, обстоятельнее, если надо посетить заинтересованных людей, но выяснить все детали, прежде чем вынести, то или иное решение.  Сегодня я понимаю,  насколько важна была эта скрупулёзность,  которая в те дни, мне иногда казалась излишней, чуть не мелочностью и придирками.  Такая скрупулёзность  нужна была, прежде всего, тем, кто запутался в сетях лукавого, кто в искушении  не устоял,  чтобы помочь брату или сестре  выйти из тьмы на свет, из обольщения в истину Божью.   Они нуждались в том, чтобы понять, где произошла  подмена, как случилось то, что жизнь святая потерпела катастрофу.  Почему разрушились отношения с  Богом, какие мелочи и детали жизни стали камнем преткновения, приведшие к беде.   Такие проблемы всегда вызывали боль, они выворачивали душу, ведь приходилось вместе со всеми пройти чью-то жизненную трагедию,  катастрофу веры, как бы  пережить грехопадение, муки жизни во тьме, страдания, и попытки примирить непримиримое, и наконец,  раскаяние и возвращение в Церковь.  И это была любовь. Божья любовь. И были минуты особого чувства победы.  Такое  доброжелательное отношение к каждому человеку, передавалось  в общину, и все члены церкви были в полном единодушии, были абсолютно уверены в том, что каждый вопрос рассмотрен по воле Божьей.  Каждое решение  исходит от Господа. Дух единства и любви пропитал не только  сердца людей, но стены этого дома молитвы на 12 Марьяновской.  И поныне слёзы на глазах непроизвольно появляются при входе в этот скромный дом, где Дух Божий  созидает святых.   Потом,  много лет спустя, я понял, что там, в той скромной братской комнате на 12 Марьяновской, под руководством Духа Святого совершалась тайна созидания служителей. Это была настоящая духовная академия.  Тогда я не понимал роли пресвитера, который  создал именно такой порядок служения братьев, в котором главенствовала Истина Писания, Дух Любви, и все братья просто служили Истине.  Я, как и другие братья ликовал от того, что церковь пополнялась новыми братьями.  Появились молодые люди, братская комната по вечерам наполнялась так, что не вмещала всех желающих.  Скажу,  с полным убеждением, что  Омское братство, и сегодня имеет благословение в служении,  заложенное  в те годы, под руководством Божьего раба Кирилла Александровича.   Ведь главным было именно стремление познавать Иисуса Христа,  Его спасительное слово, им руководствоваться. В решение практических вопросов, жизни в обществе,  отношение  к государству, созидание семьи,  общими усилиями закладывались Библейские основы, которые не просто  предъявлялись, как некие постулаты, но извлекались из Писания, извлекались лично каждым,  и становились  незыблемым основанием в духовном  строительстве церкви.   Личный интерес  побуждал исследовать Писание.  И это были самые сладостные минуты братского общения.

  Никакое формальное образование не может заменить самостоятельное, трепетное, проникновение в глубины Священного Писания.  Изучение Писания,  вызванное не обязанностью сдать экзамен, но страстным желанием  познать волю Божью, нуждой своей личной, болью сердца своего.  Такое искание  не просто даёт знание, но и формирует характер  служителя.   Среди нас не было никого, кто  имел хоть бы начальное библейское образование.  Не каждый в церкви имел Библию. Никаких богословских книг не было ни у кого. Никаких справочников.  Но такое положение стало и причиной чистоты учения.  Ничего кроме Библии! Я скажу вам, с высоты прожитых  лет, Библия достаточна и ныне, для познания Бога, для решения всех вопросов созидания святых, созидания церкви Божьей.  Когда  тоталитарная система рухнула без содействия рук человеческих, и  открылись «источники бездны»,  мы получили доступ и к литературе духовной, и к  обучению всевозможному, и к многообразию богословских взглядов.  Ничего нового они не добавили к тому, что мы получили от Господа в той скромной комнате, где Дух Святой соединял нас. И эти братские беседы стали моим  университетом.  Предлагая тот или иной текст к обсуждению, братья высказывали свои понимания, листали Библию в поисках текстов объясняющих трудные места. Братья немцы, читали тексты на немецком языке, переводили на русский, добавляя в библейский текст особенные оттенки, проясняя смысл.  И сегодня могу сказать, что нет ничего более эффективного, чем Божье слово.  Не было никаких программ. Не было планов, ни краткосрочных, ни долгосрочных. Была жизнь со всем набором проблем,  многообразием человеческих характеров, житейского опыта, духовности, и бездуховности. Было  враждебное окружение безбожного мира. КГБ,  везде расставил свою агентуру,  тотально следил за каждым верующим, за каждым гражданином.  Однажды в такой братской встрече Кирилл Александрович рассказывает. Его вызвали компетентные органы.  «Что же вы занимаетесь антисоветской пропагандой» – обратился к нему какой-то там чин.  «Нет нам никакого дела до антисоветской пропаганды, как и до советской впрочем.   Мы проповедуем учение Господа Иисуса Христа».  «А вот у нас докладная. Вчера проповедник сказал, что неразумные, не имеют масла….Что это как не антисоветская пропаганда».  Масла действительно  не было,  притом, что в стране бескрайние поля, немерено земли, где можно произвести столько молока и масла  и мёда и хлеба, что всем миру не съесть. Масла не было.  Само собой напрашивается   диагноз. Действительно неразумные. Бывший на собрании соглядатай, верно воспринял определение, не поняв, что речь идёт о духовном масле.    Тут мне на память пришла подобная история, из школьной  практики.  Учитель радостно сообщает. «Дети! Советское правительство запустило спутник! Скажите об этом дома родителям». Мальчик  радостно рассказывает отцу. Отец слушает. Затем говорит. Наше советское правительство  не только спутник запустило.  Оно и промышленность запустило. И сельское хозяйство запустило…. На следующий день мальчик рассказывает учителю о реакции отца.  Мудрый учитель  мальчику. Скажи папе:  У нас в стране, не только  картошку сажают…» Существовало, как существует и сегодня, в структурах ФСБ, устойчивое убеждение, что в стране все поголовно враги существующей власти. А верующие не просто враги, но агенты западных спецслужб.  Об этом я в детстве ещё наслушался.  Учителя ничтоже сумняшеся убеждали моих одноклассников, что в наш огород прилетают самолёты немецкие и сбрасывают  антисоветские материалы.    В каждом предприятии, учебном  заведении,  детском садике,   регулярно проводились лекции, в которых рассказывали байки как баптисты то там то тут, организовывали подрывные центры.  У них,  так говорили агенты спецслужб, были и радиостанции и печатное оборудование, они  печатали и распространяли антисоветскую литературу.  Картину дополняли страшилки с иллюстрациями судебных дел, ведь немалое число верующих были в застенках ГУЛАГа. Не было ни одного издания, которое бы,  не содержало в себе антирелигиозной пропаганды. Существовало специальное общество «Знание», наследник известного «Союза  воинствующих безбожников», которое занималось пропагандой атеизма.  Такое внешнее давление способствовало тому, что в церкви были люди глубоко верующие, действительно отрекшиеся от мира,  святые, т.е. отделённые для Христа.   И потому  церковь благоденствовала. Церковь  пребывала в единстве и любви. Церковь росла.   И причиной тому была Божья благодать.  Благодать Божья  содержалась в Священном Писании, и открывалась каждому, кто в благоговении  искал для себя духовную пищу.  Благодать  проникала в сердца верующих силою Духа Святого.  Благодать Божья соединяла всех в одну семью. Церковь была  настоящим раем.  Всё в точности, как и написано:  «У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все у них было общее.  Апостолы же с великою силою свидетельствовали о воскресении Господа Иисуса Христа; и великая благодать была на всех их».  Деян.4:32,33;

Сила свидетельства была действительно великая.  Об этом  в следующий раз.

Вас так же может заинтересовать:

1 коммент.

  1. Сергей:

    Очень хорошая во всех отношениях статья. Много сердечной любви и тепла в ней. Очень полезна для прочтения тем, кто размышляет — какой должна быть церковь: ее устройство, жизнь, служители. Братское спасибо, Юрий Кириллович!

Вы можете прокомментировать статью, или задать вопрос.


 Максимальное количество символов