Eвангельские проповеди

Евангельские Проповеди и статьи Юрия Кирилловича Сипко

  • RSS

Иисус Спаситель!  Иисус,  победивший смерть! Иисус, воскресший из мёртвых! Иисус Пастырь добрый!  Иисус врач и исцелитель!   Сияющий Христос! Сколько восторженных  эпитетов в нашем  религиозном словаре. Такое одностороннее представление об Иисусе и деле им совершённом, искажает реальность и провоцирует нас на панибратские отношения с Господом. Исчезает страх Господень, исчезает благоговение пред Именем Святого Бога.   Но Иисус ещё и грозный судья.  Он вершитель вечной судьбы мира и каждого человека.   «Се, грядет с облаками, и узрит Его всякое око и те, которые пронзили Его; и возрыдают пред Ним все племена земные. Ей, аминь».  Откр.1:7.   И ещё. «Ибо Отец и не судит никого, но весь суд отдал Сыну, дабы все чтили Сына, как чтут Отца. Кто не чтит Сына, тот не чтит и Отца, пославшего Его». Иоан.5:22,23.  Святой апостол Иоанн видит Иисуса.  В руках Его семь звёзд.  Острый меч, выходящий из Его уст.  Сам Он в  окружении  семи  светильников.   Он говорит:  «Не бойся! Я есмь первый и последний.  Я имею ключи ада и смерти».  Напиши Ангелу Ефесской церкви!    «Имею против тебя то, что ты оставил первую любовь твою».  Откр.2:4.

  Год братства  может пролететь незаметно.  Не тронув души наши.  Не встряхнув нас  тревожной мыслью, о вере нашей общей, данной нам Богом, которого мы называем Отцом, к  которому обращаемся в молитвах наших: «Отче наш! Сущий на небесах! Да святится имя Твоё».  «Что ты имеешь против меня?» - так спрашиваем мы своих вчерашних друзей, ныне вдруг оказавшихся в стане врагов. Спаситель не ожидает нашего вопроса. Он предъявляет нам иск. «Имею против тебя! Ты оставил первую любовь!» Что составляет эту, столь важную и ценную для Господа, нашу  первую любовь? В ней, в первой любви, наибольшая  заповедь Святого Закона  Божьего!   «Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь;  вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя». Матф.22:36-39.

 Первая любовь, это отречение от всего мирского.  Первая любовь, это исполнение заповеди Иисуса: «Отвергнись себя! Возьми крест свой! Следуй за Мной»! Первая любовь, это исполнение учения Христа: «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих»!  Первая  любовь, это беззаветное, абсолютное доверие Христу, упование на Христа, вера в Его благодать, дар прощения и дар воскресенья, и дар вечной жизни!  Первая  любовь, это смерть для тела, совершённая в крещении.  Первая любовь, это обещание доброй совести, обещание жизни святой, благочестивой, жизни преданной церкви, жизни питающейся Словом Божьим.  Весь этот перечень бесчисленных граней любви, лишь попытка отразить сущность предписанную Господом. «Любите друг друга».

  Ты оставил первую любовь!  Самая доступная иллюстрация  любви, понятной всем – любовь супружеская.  Двое стали одно! В браке, слова,  оставил первую любовь, означает одно: - полюбил другую.

  Оставил первую любовь – значит предал. Изменил. Свою клятву верности не исполнил.  Свои обязательства хранить советь в чистоте – не исполнил.  Когда всерьёз погружаешься в размышления о сути любви, явленной нам, как  «совокупность совершенства», реализованную Христом во всех  мыслимых и не мыслимых аспектах – стынет кровь. К какому богатству благости Господь допустил нас.  К какой неописуемой красоте Он призвал нас! «Бог есть любовь» - и мы, заключившие с Ним Завет в Его крови,  облеклись в любовь, как говорит об этом апостол Павел. «Ты оставил первую любовь» – ты оставил Бога.  Христос, однако, не уходит. Он продолжает речь. Он говорит:

  «Итак, вспомни, откуда ты ниспал, и покайся, и твори прежние дела; а если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься». Откр.2:5. Вспомни. Покайся. Твори прежние дела.  В это мгновение я совершенно ясно понимаю, что это слово Господа обращено ко мне.   Я начинаю процесс восстановления любви. Я раскаиваюсь в своём равнодушии к ближним. Я раскаиваюсь в своём равнодушии к делам церкви. Я раскаиваюсь в своих легкомысленных отношениях к грехам. Каюсь, что много пустых слов говорю, мало святых дел творю. И на сердце становится легче. Свободнее. Возникает  восторженная молитва. Поток тепла с неба заполняет моё сердце, и  тает лёд, разделивший меня с братом, разрушивший мою любовь к супруге, заморозивший мою радость от общения со святыми. Загорается страсть благовествовать.  Возникает желание служить общине. Прежние дела, дела веры и труд любви, уже не в тягость, а в радость!

 Братство любите! Букет звёзд  в руках Спасителя – можно ли найти более возвышенный образ братства? Где и кто этот Ангел, кому ныне обращено слово Спасителя? Кто тот Ангел, которого Христос призывает к покаянию, и требует творить дела любви? Пресвитер каждой поместной церкви, большой и малой, есть Ангел, которому  Господь вменяет ответственность за сохранение любви, за пребывание в любви. И здесь приходиться вздохнуть. Кто есть пресвитер в церкви сегодня? Кто угодно, но не Ангел. Его выбирают люди, зачастую из соображений далёких от требований Евангелия.  Самим выбором делают его зависимым.  Его отстраняют от служения люди, нередко тогда, когда он бывает, нелицеприятен и свято соблюдает учение Христа. «Проповедуй слово, настой во время и не во время, обличай, запрещай, увещевай со всяким долготерпением и назиданием»- учит пресвитера Господь. И зачастую именно это постоянство в увещании,  в обличении, в запрещении разгильдяйства, в запрете на сплетни, служит основанием для бунта в церкви и отстранения пресвитера.  Он слуга всем, но никто не  видит в нём поставленного Богом, наделённого властью служителя, который призван созидать святых, исполняя все повеления Христа!  Пренебрегая пресвитера, мы пренебрегаем учением Христа, унижаем Церковь, и содействуем утрате церковью своего неповторимого облика представителя небесного Царства.

   Пресвитеры братства, это слово Господа к вам. Покайся! Ты оставил первую любовь. Когда в церкви раздоры и разделения – это твоя вина, пресвитер. Покайся. Когда люди одной общины, не имеют братского общения с другой общиной, но разносят низкопробные суждения о людях верующих в Иисуса Христа – это твоя вина пресвитер. Когда в общине старики грубы и ворчливы, презирают молодёжь, разносят клевету друг на друга – это оставленная первая любовь. Это твоя вина, пресвитер. Когда молодёжь в церкви пренебрегает старцами, глумится над их ценностями - это твоя вина пресвитер. Когда в церкви не любят людей, не служат вдовам, игнорируют бедствия народа, не принимают пришельца – это твоя вина пресвитер. Ты оставил первую любовь.

 В истории братства немало славных страниц. Вся слава только Богу. Но в истории братства немало страниц горьких, страниц кровавых. Некоторые события уже померкли, утратили остроту, остались как бумажки в архивах. Некоторые ещё кровоточат. Одно из таких трагических событий в братстве, это раскол, произошедший в шестидесятые годы прошлого века.  В том взрыве, произошедшем в братстве, есть элементы верности Богу, элементы мужества, настоящего духовного подвижничества. В том разрыве есть элементы человеческой страсти, гордости, некоего бунта, несвойственного людям водимым Духом Святым. В том разрыве есть элементы соглашательства, приспособленчества, угодничества. В той трагедии и карьеризм, и жажда власти, и неверные действия каждого участника братской войны. Я вовсе не берусь давать оценки произошедшему более пятидесяти лет назад расколу в братстве. Пожалуй, я более склонен поддержать тех, кто выступил против соглашательства церкви с безбожной властью. Я скорее на стороне тех,  кто выразил готовность подвергнуть риску себя, общины и семьи, но сохранить совесть свою чистой пред Судьёй вечным.  Одновременно я не могу бросить камень в тех братьев, которые пытаясь сохранить общины, сохранить служителей, уступали давлению власти, оправдывая свои решения волей Божьей, открытой в Священном Писании: «Нет власти не от Бога.   Всякая душа да будет покорна высшим властям». Я уверен в том, что и тех и других не оставил Господь. Как и во все времена, Господь поднимал одних на активное и жертвенное исполнение Его поручения, и не оставлял других, которые были хранителями очага, берегли малодушных, немощных. Берегли учение, берегли веру, силою Духа святого.   И выступившие на борьбу, и оставшиеся в обозе, были хранимы Архипастырем. Режим тоталитарного атеизма рухнул.  Служители Божьи на свободе. Страна, восставшая на Церковь в руинах.  Народы блуждают в духовной пустыне, питаясь рожками материализма.  Где же вы, благовествующие о Господе? Вы продолжаете воевать между собой. Вы вытаскиваете из архивов КГБ записки доносчиков, и в «праведном» гневе  обличаете давно почивших людей. Вы проповедуете свою святость, утверждая её наивысшее достоинство, одновременно унижая и осуждая святость и достоинство соседней общины. И вот что видим мы ныне. Братство вовсе не братство. Вместо скрепляющих связей, нас объединяет набор претензий друг к другу. Вместо  взаимного служения друг другу, мы выискиваем просчёты и ошибки соседней общины, и ставим ультиматум членам Тела Христова. «Не общайтесь с ними. Если вы пойдёте в ту общину, будет отлучены!»  Уже в вечности все, кто были авторами восстания. В вечности те, кто своими страданиями в узах советских лагерей подтверждал свою верность вере.  Они противостояли атеистическому давлению, они хранили верность Евангелию, отказываясь исполнять законы государства, которое намеревалось истребить их с земли.  Государства нет. Господь посрамил  носителей научного атеизма.   Казалось бы, самое время сплотить ряды спасённых. Но нет. Взятый курс на осуждение, находит новые и новые аргументы для расколов. Внешний вид – достаточная причина для разделения. Музыкальный вкус – достаточная причина для разделения. Богословские беседы, разномыслие по, совершенно незначительным вопросам, – достаточная причина для разделения.   Неприязнь, злобная и жестокая сегодня более ценны среди верующих, нежели снисходительность, милость, терпение и любовь. Суд, поспешный, безжалостный, стал фирменным знаком в среде верующих. Костры инквизиций не светят  и не греют. Костры инквизиций производят смерть.     Ангел церкви, пресвитер церкви, Господь говорит тебе:   «Я имею против тебя! Ты оставил первую любовь! Покайся»! Мы выхолостили величайший акт благодати Божьей. Созданная атмосфера ложной духовности и самодельной святости, исключает  практику покаяния людей верующих, тем более служителей. Евангелие на всех страницах, и во всех посланиях призывает нас к покаянию, т.е. изменению сознания и перемене действий.   Каяться должны все. К этому должны призывать Ангелы церкви.  Каяться должны Ангелы церкви. К этому призывает Господь! Восстановить фундаментальную ценность Божьего Царства – любовь. Ведь если нет любви – всё ничто! Господь говорит:  «Если не так, скоро приду к тебе, и сдвину светильник твой с места его, если не покаешься».

Вас так же может заинтересовать:

6 комментариев

  1. Вавилов Владимир:

    Приветствую Вас, благословенный брат Юрий Кириллович! Замечательная статья — крик души. Как мне кажется, одной из причин охлаждения любви является излишняя бюрократизация церкви, регламентация всего. Порядок нужен, конечно, но чрезмерная регламентация не оставляет места Духу Святому. Посему Он уходит, а вместе с Ним и любовь. Где Дух Господень — там свобода.

    Благослови Вас Бог!

  2. Юрий Сипко:

    Мир Вам и благодать, благословенный брат Владимир! Раздумываю над вашими словами. Действительно, регламентация, буквализм, жёсткий контроль за всем и над всем убивает дух. Святое Писание учит нас: «Всё у вас да будет с любовью»! И возникает вопрос: Бюрократия изгоняет любовь, или отсутствие любви заменяется бюрократией? Я вот иногда думаю, не пора ли нам, благочестивым христианам снизить уровень страха от греха? Ведь именно этот гипертрофированный страх служителей делает начальниками, а спасённых превращает в рабов, которые всегда виновны.»В страхе есть мучение, боящийся несовершен в любви».

  3. Ирина:

    Хорошая статья! Очень назидательно написано. Спасибо.
    Но чтобы снизить уровень церковной бюрократии, нужно снижать уровень авторитаризма и формализма, на мой взгляд, а не уровень страха грешить в хождении пред Богом.

  4. Юрий Сипко:

    Мир Вам благословенная сестра Ирина. Слова, к сожалению имеют множество значений. Что я хотел сказать, говоря о снижении уровня страха перед грехом? Я никоим образом не предполагаю, что грех утрачивает свою смертоносную силу, или мы вступаем в компромисс с грехом. Я имею в виду, что освободившись от рабства греха, мы должны превозносить 1. Освободителя, Иисуса Христа! 2. Средства освобождения, Крест, Прощение, Рождение свыше… 3. Силу Святого Духа, без Которого мы даже Божественность Христа не понимаем и не принимаем. 4. Важность Слова Божьего! 5 Достоинства свободы во Христе! Такие акценты каждого верующего направят на познание Божьей Благодати, уменьшат важность структур, снизят авторитаризм служителей. Зацикленность на грехе как раз способствует созданию аппарата следователей -инквизиторов, аппарата возмездия, и атмосферы страха.

  5. Ирина:

    Шалом, благословенный брат во Христе Юрий Кириллович!
    Спасибо за прекрасное разъяснение Вашей позиции по снижению уровня зацикленности на грехе с очень убедительным подчеркиванием главных акцентов истинного христианина.

  6. юрий:

    Самое главное что утратило братство это отношения с Богом, а с общением и веру. Последствия всего этого это у кого то потеря первой любви, у других страх и бессилие, у третьих греховная лояльность (толерантность), у четвертых ложная набожность, у пятых недостаток силы, у всех индивидуально. Все это говорит об одном, человек это существо греховное и смертное…И поэтому считаю что зацикленности на грехе мало не бывает! Нужно не ослабляя зацикленности на грехе выстраивать отношения с Богом, общаться с Ним, и стараться делать то чему Он будет учить… И Бог поможет.Дело ведь не в проблеме что в Церкви не Пастыри , а надзиратели и нам нужно сменить модель или подход к служению. Дело в том что мы заменили отношения с Богом на букву написанную на бумаге! Оставили первую ЛЮБОВЬ..

Вы можете прокомментировать статью, или задать вопрос.


 Максимальное количество символов