Eвангельские проповеди

Евангельские Проповеди и статьи Юрия Кирилловича Сипко

  • RSS

Отделение церкви от государства, - Седьмой принцип Евангельских христиан баптистов.

  Церковь в нашем сознании имеет несколько  различных определений.

  • Церковь – как общество, учреждение, имеющее юридический статус.

 Такой статус баптисты признают. Признавая государство как организацию власти, на определённой  территории, поместные церкви исполняют принятые  государством правила в части регистрации субъекта права. Некоторые толкуют такой статус как утрату независимости церкви, однако такое толкование неверно, по сути.

 Статус  юридического лица вовсе не налагает ограничений на духовные стандарты церкви. Верховенство Священного Писания, главенство Христа, внутрицерковное устройство, распоряжение финансами, распределение  полномочий внутри церкви, священнодействия, учение веры,  церковная дисциплина, остаются вне влияния органов власти.

Признавая  статус юридического лица, перед государством, регистрируя  устав церкви в органах власти, баптисты исполняют требование Священного Писания в части послушания власти.  «Итак, будьте покорны всякому человеческому начальству ради Господа: царю ли, как верховной власти,  правителям ли, как от него посылаемым для наказания преступников и для поощрения делающих добро.  Ибо такова воля Божия: чтобы мы, делая добро, заграждали уста невежеству безумных людей –  как свободные, не как употребляющие свободу для прикрытия зла, но как рабы Божии.  Всех почитайте, братство любите, Бога бойтесь, царя чтите».  1Пет.2:13-17.

 Кроме того, слова Священного Писания: «будьте всегда готовы всякому, требующему у вас отчета в вашем уповании, дать ответ с кротостью и благоговением». 1Петр.3:15,  побуждают церкви евангельских христиан баптистов давать достоверные и полные сведения о себе, о своей вере, и о принципах устроения церкви. Так и Спаситель наш Господь поступал.   «Иисус отвечал ему: «Я говорил явно миру; Я всегда учил в синагоге и в храме, где всегда иудеи сходятся, и тайно не говорил ничего». Иоан.18:20.

  • Церковь – мистическое Тело,  Глава которого Иисус Христос.
  • Церковь имеет двойственную природу.
  • Церковь, пребывая на земле,  имеет двойное   гражданство.  До времени, церковь исполняет законы, данные Богом для Земли и землян, в той части, в которой эти законы не ограничивают духовные нормы церкви.
  • Церковь, пребывая на земле, служа людям земли,  живёт по Законам Неба.
  • Церковь есть Духовный организм, в котором царствует Дух Святой.
  • Церковь вне земных законов.
  • Церковь вне границ земных государств.

 В своих принципах,  евангельские христиане баптисты достаточно полно отразили основные характеристики церкви, как они это понимают.

  • Конституция баптистов – это Священное Писание, книги Ветхого и Нового Завета.  «Ибо Слово Божие живо, и действенно, и острее всякого меча обоюдоострого: оно проникает до разделения души и духа, суставов и мозгов и судит помышления и намерения сердечные».

Евр.4:12.

  •  Глава у евангельских христиан баптистов, самый главный начальник, если сказать языком народным, Иисус Христос.    «Он есть прежде всего, и все Им стоит.  И Он есть глава тела – Церкви; Кол. 1:17-18.
  •   Территория жизнедеятельности евангельских христиан баптистов  – весь мир, ибо именно так повелевает Глава Церкви и Спаситель Мира Иисус Христос.  «И сказал им: «Идите по всему миру и проповедуйте Евангелие всему творению.  Кто будет веровать и крестится, спасен будет; а кто не будет веровать, осужден будет». Мар.16:15,16.
  •   Гражданство евангельских христиан баптистов – Небесное Царство. Более того, не просто гражданство, как некий акт политический, но дар Бога, дар Его благодати.  «Итак, вы уже не чужие и не пришельцы, но сограждане святым и свои Богу».   Еф.2:19.
  •   Национальность  евангельских христиан баптистов – дети Божьи, из всех языков, народов, рас и цветов кожи.  «Он избрал нас в Нем прежде создания мира, чтобы мы были святы и непорочны пред Ним в любви,  предопределив усыновить нас Себе через Иисуса Христа, по благоволению воли Своей». Еф.1:4,5.
  •    Иерархия в церкви евангельских христиан баптистов – братство. Отношения друг к другу – братолюбие.  «Послушанием истине через Духа очистив души ваши к нелицемерному братолюбию, постоянно любите друг друга от чистого сердца». 1Пет.1:22.

   Это Церковь Бога живого.   Это та церковь, о которой сказал её Основатель: «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее»;

 Именно так в Священном Писании изложено учение о Церкви. «Это пишу тебе, надеясь вскоре прийти к тебе, чтобы, если замедлю, ты знал, как должно поступать в доме Божием, который есть Церковь Бога живого, столп и утверждение истины.  И беспрекословно – великая благочестия тайна: Бог явился во плоти, оправдал Себя в Духе, показал Себя ангелам, проповедан в народах, принят верой в мире, вознесся в славе».  1Тим.3:14-16.

Эти слова редко относят  к  церкви. Однако они неразрывны со словом о церкви как о столпе и утверждении  истины. Сама суть истины – Христос, Бог пришедший во плоти. Бог Дух Святой, явил Христа как Божьего Сына. Дух святой во исполнение слов Спасителя сошёл на святых и пребывает с ними, исполняя великое служение спасения по всей земле, среди всех народов, упраздняя государственные границы, преодолевая языковые преграды, пренебрегая всеми опасностями.  Вознесшийся во славе, воскресший Христос, глава церкви являет миру истину, что Церковь Бога живого, на земле представляет Небесного Царя, служит Небесному Царю, и утверждает принципы Небесного царства.

  Такая церковь не может быть частью никакого государства. 

  Сегодня мы скорее не понимаем,  почему возникла необходимость принятия седьмого принципа. Более того, нередко современные лидеры евангельского спектра стремятся слиться с  государством.  Всеми силами пытаются доказать свою единосущность с государством.

  Отделение церкви от государства. 

Поэтому я позволю, немного  истории, давней, недавней и самой свежей.

Для нас, жителей страны нескончаемой смуты   такое определение звучит как декрет Советской власти, принятый в 1918 году. В России, государство и Церковь, (Православная церковь) многие годы жили в связке.  Религия православная имела статус государственной.  «Быть русским, значит быть православным» – кому неизвестно это расхожее выражение, ставшее классическим определением с подачи Достоевского. Выход из православия был государственным преступлением. Власть Императора была практически безграничной. Именно Император назначал Обер-прокурора Правительствующего Синода, который имел власть над всей  церковной деятельностью Империи.  Но и сам император получал от церкви в лице Митрополита помазание на царство. Империя рухнула в одночасье.   Синод  оказался  не у дел.  Все причастные к той властной структуре, приняли на себя  разрушительную мощь  удара  пролетарской власти.

  «Ломать,  не строить», известное  присловье.  Исполнив первую его часть, большевики так остались в состоянии  перманентного  разрушения.  Я пытаюсь представить себе  переживания, раздумья,  и планы наших праотцев, оказавшихся в том  историческом водовороте. Многовековая история  отечества, где священник и полицейский рука об руку вершили суд, и где отсутствовала грань,  разделяющая человека, как личность, от церкви-империи,  накопила вулканическую энергию, в которой сгорели все уроки терпения и смирения и послушания и благоговения перед всемогущей  святой симфонией власти церкви и императора. Ужас этого бунта не оценён нами и поныне.

  Историки, представляют нам  тот период как парад важнейших политические  решений.  Восставший народ под предводительством большевиков обрёл  свободу.  Однако  по прошествии сотни лет, следует признать, что большевики скорее убили свободу. Борьба пролетариата за народное счастье, по сути своей обернулась  братоубийственной  войной. «Лагеря. Лагеря»  - и песня, и стон, и плач и государственный строй. Бесконечные вереницы беженцев.  Куда только  было возможно,  текли ручейки  изгнанников.  Пылающая страна. Пылающие церкви.  Горящие в этом вселенском пламени семьи.

 Убитая в том буйстве Церковь православная  первой должна  разделить ответственность за постигшее государство и церковь крушение.  Но знать не вызрело ещё, видно рано нам ожидать исцеления.

  Именно в апогее того буйства в России развивалось евангельское движение. Баптисты несли мир от Господа в разрушенные сёла, в разбитые сердца россиян. Принципы, о которых мы рассуждаем сегодня, были актуальным и необходимым ответом на вопрос. Кто такие  баптисты? Во что они веруют? Как они реализуют заветы Спасителя?

Предложенные принципы представляют собой стройную систему ценностей,  обоснованы Евангелием, востребованы в христианской среде, и отвечают на вопросы светского общества. Напомню, что Русская православная церковь приняла основы социальной  концепции только в 2000 году.

Раздел взаимоотношений церкви и государства рассматривает многие   аспекты различных форм сосуществования церкви и государства, отдавая предпочтение симфонии государства и церкви.  Концепция не утверждает этот принцип действующим, признавая политические реалии, однако   претензии на участие в управлении государством не скрывает.

«Условиями церковно-государственного взаимодействия должны являться соответствие церковного участия в государственных трудах природе и призванию Церкви, отсутствие государственного диктата в общественной деятельности Церкви, невовлеченность Церкви в те сферы деятельности государства, где ее труды невозможны вследствие канонических и иных причин».

Затем следует список из шестнадцати! сфер, в которых соработничество государства и церкви необходимо и возможно. Интересны,  к примеру,  такие.

а) миротворчество на международном, межэтническом и гражданском уровнях, содействие взаимопониманию и сотрудничеству между людьми, народами и государствами;   В этом тезисе явно просматривается скрытая претензия на госуправление и влияние на международную политику.

о) экономическая деятельность на пользу Церкви, государства и общества;

р) противодействие деятельности псевдорелигиозных структур, представляющих опасность для личности и общества.

В том же разделе Концепции рассматривается,  и вопрос о свободе совести.

«Появление принципа свободы совести — свидетельство того, что в современном мире религия из «общего дела» превращается в «частное дело» человека. Сам по себе этот процесс свидетельствует о распаде системы духовных ценностей, потере устремленности к спасению в большей части общества, утверждающего принцип свободы совести».  Где блуждают умы людей, написавших такое в двадцать первом веке?  Но это показатель нашей общероссийской политической и гражданской зрелости.

«Сегодня много спорят о значении принципа свободы совести. Наша группа, при всем уважении к этому принципу, выразила сомнение в его укорененности в православной традиции, восходящей к апостольской истине».   Это слова Митрополита Кирилла, бывшего в то время главой ОВЦС РПЦ  в ответ на вопрос об отношении к свободе совести РПЦ.  Я прочитал, и вздрогнул.  Кирилл конечно прав. РПЦ не исповедует принцип свободы совести и в двадцать первом веке.  Однако  он утверждает, что православие восходит к апостольской  традиции. А Апостол Павел  говорит иное.  «Кто ты, осуждающий чужого раба? Пeред своим Господом стоит он или падает. И будет восставлен, ибо силен Бог восставить его». Рим.14:4.  Или вот, к примеру:  «От одной крови Он произвел весь род человеческий для обитания по всему лицу земли, назначив предопределенные времена и пределы их обитанию, чтобы они искали Бога, не ощутят ли Его и не найдут ли, хотя Он и недалеко от каждого из нас». Деян.17:26,27.

 Я думаю,  что и общество российское не исповедует принцип свободы совести. Однако, несмотря на то, что  данный принцип в Российской Конституции присутствует, государство Российское не знает об этом. «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними».  Ст.28.

  Сто лет назад  русские православные, ставшие баптистами, исследовав Священное Писание, выразили своё понимание отношений церкви и государства в седьмом принципе, кратком, ясном, опредёлённом.  «Церковь повинуется Христу» - и тем самым  показывая  неземную природу Церкви.

 Ещё до публикации этих принципов, Василий Павлов, один из лидеров Баптистов утверждал в своей лекции произнесённой в апреле 1917 года. «В настоящее время, когда рухнуло ветхое здание нашей государственности, и нам предстоит задача воздвигнуть новое здание нашей общественной жизни, когда мы все стараемся устранить несправедливости и ошибки старого режима, перед нами встает вопрос об отношении церкви к государству, от правильного разрешения которого зависит душевное спокойствие отдельных граждан нашего нового государственного строя и мир в обществе».

 В принципе отделения церкви от государства, его последователи видят не желание уйти от решения важнейших  государственных задач.  Сторонники принципа отделения церкви от государства  не ищут для церкви комфортной  жизни в монастырях, в затворах, вдали от бед народных.  Их сердцами и умами движет желание исполнить волю Божью, дабы правильное, библейское основание жизни и служения церкви стало залогом достойного   и успешного развития общества.

  Ещё одна, скрытая сторона симфонии церкви и государства, заключается в том, что каждый гражданин,  рождённый в таком государстве, является по факту своего рождения принадлежащим к определённой религиозной группе. В нашей Российской истории к православию. Это означает, что полноценный гражданин православный, а не православный это бесправный, опасный, подозрительный человек. Ему закрыты все пути в науке, бизнесе, политике. Он чужестранец.   Такое положение привело к коллапсу и гражданского  самосознания, и к утрате личностных качеств, присущих индивидууму, обладающему свободами. Свободой совести, как основополагающей свободой личности.  Свободой мировоззренческого выбора. Без такой свободы нет личности.

Заключённый в рамки обязательного религиозного определения по факту рождения, лишённый права мировоззренческого выбора, обречённый следовать предложенным  и непреложным формулам бытия, человек даже и после отмены крепостного права оставался крепостным  в душе. Возник и утвердился в нескольких поколениях  и поныне непреодолённый порок обезличенной личности.

Наши сегодняшние  нравственные проблемы в обществе берут своё начало именно в том, древнем  слиянии государства и церкви.  Это кажущееся достоинство на самом деле формировало человека бесправного, не способного иметь свои личные убеждения.  Более того, пытавшихся такое мнение иметь, почитали государственными преступниками.  Замечу, что ситуация нынешняя не очень  отличается  от ситуации вековой давности.

  Политическое однообразие выдают за единство партии и народа. Всякое инакомыслие расценивается как преступное.  Даже общественным организациям, которым запрещено заниматься политикой, государственные мужи, вменяют статус иностранного агента, только потому, что они занимаются  своей общественнополезной деятельностью не под эгидой власти и позволяют себе иметь мнение отличное от того, которое исповедует главный духовный и политический национальный лидер. Введение основ православной культуры в школьную программу,  а теперь ещё и открытие кафедр теологии в государственных высших учебных заведениях,  является вовсе не просвещением, но насаждением  идеологического  единообразия.  Такое формирование личности  продолжает старую традицию симфонии церкви и государства.

Зачем я об этом, вовсе не религиозном характере политического  маразма. Когда церковь не отделена от государства, она часть этого маразма.  Она даёт греховное, то есть духовное благословение произволу, тем самым вводя в оборот двойные стандарты этических норм.  Она по факту своего единства с государством, не только покрывает тиранию власти, но соучаствует в ней. Государство есть институт насилия, и церковь не отделённая от государства вершит насилие, хотя и руками государства.   Она призывает народ к воздержанию,  к жертвенности, к аскетизму, и демонстрирует блеск золота убранства храмов и невоздержанность  иерархов. Она сама поддерживается  насилием государственной власти, ибо утрачивает поддержку,  как неба, так  и людей.

  Пару слов о собственно государстве.  Нет общепринятого определения государства.  Ленинское, самое расхожее в нашем быту звучит так. "«Государство есть машина для угнетения одного класса другим, машина, чтобы держать в повиновении одному классу прочие подчиненные классы».

 Более цивилизованное, выглядит  так: «Государство есть особая политическая единица, представляющая отделённую от населения организацию власти и администрирования и претендующая на верховное право управлять (требовать выполнения действий) определёнными территорией и населением вне зависимости от согласия последнего; имеющая силы и средства для осуществления своих претензий».

 Попытки раскрыть сущность государства безуспешны, именно потому, что оно, обладая безграничными полномочиями,  само издаёт законы, и само контролирует их исполнение. Государство преследует нарушителей законов и карает их или милует.  Получается так, что пока дееписатели составляют портрет государства, он уже значительно изменился. Но на самом деле всё ещё хуже. Государство декларирует себя на бумаге, принимая Конституцию, издавая законы, органы управления,  само  взбирается на Олимп, отгораживаясь от людей высокой стеной, похожей на стены Кремля, стремясь подняться ещё выше, утешая народ предвыборными обещаниями и иногда кидая праздничную  кость  толпе на радость.

 Российская   модель государства ещё в мастерской. Проектировщики сгинули в Гулаге. Паханы определяются.  Как говорил наш соотечественник  Фёдор Иванович  Тютчев.

«Умом Россию не понять,

Аршином общим не измерить:

У ней особенная стать —

В Россию можно только верить».

 Этот плач поэта, современные патриоты выдают за гимн. Вот, мол, мы какие. У нас особый путь. Мы не такие как все. И тем самым выдаём свой бунт против Бога, ибо у Бога все люди грешники, нуждающиеся в покаянии и прощении.

 Верить нужно не в Россию. Верить нужно в Бога!

 У Бога один Закон для всех людей.

 Бог открывается  в Иисусе Христе, и через Церковь распространяет и утверждает принципы Небесного Царства. Этим самым утверждается наднациональный характер церкви, негосударственный  характер церкви.

Государству нужна церковь.  Не для того, чтобы слушать голос Бога. Но для того, чтобы использовать власть Бога в своих корыстных целях.

Государство, будучи институтом насилия, не может решить нравственные проблемы.  Государство,  будучи политической  системой, имеет своей целью интересы  сугубо приземлённые, материальные, как-то обогащение,  захват территорий, господство, и удержание власти.  Государство претендует и на то, чтобы его власть и господство  распространялись и на церковь.  Государство желает, под любым предлогом использовать церковь в своих интересах.

Но у церкви есть свой Господин.  Именно потому, и только до тех пор, пока в церкви осуществляется господство Иисуса Христа, церковь сохраняет свою чистоту, святость, и силу.

   Отделение церкви от государства   является наиважнейшей фундаментальной ценностью. Как для церкви,  так и для государства.

Вас так же может заинтересовать:

20 комментариев

  1. Сергей:

    Спасибо, Юрий Кириллович!
    Справедливости ради, кроме функции аппарата принуждения, в государстве есть и нужное, доброе:
    «В современных капиталистических государствах, его основными целями трактуются:
    сохранение нормальных взаимоотношений между членами общества, заключающихся в обеспечении определённого уровня безопасности жизни и собственности людей, то есть безопасности их личной, научной, творческой и коммерческой деятельности;
    реализация и сохранение общих для членов общества материальных и духовных целей и ценностей, таких как свобода, мораль, справедливость, медицина, образование, дороги, экология.» (Википедия)
    Я бы сказал, что государство может оказаться деструктивным инструментом несправедливого принуждения и насилия (смотря кто правит, но иногда ведь оно реально наводит порядок в совершенно уж диких нравах «свободных сообществ»), поэтому и необходим общий принцип отделения Церкви от государства.

  2. Ю. Сипко:

    Особенно государство под руководством Сталина и его наследников. И мораль и свобода всё как в Википедии. Откуда возьмётся нужное и доброе, если Бог отвергнут? Ведь государство, особенно отвергнувшее Бога — это продукт человека. А Церковь проект Бога.

  3. Сергей:

    Я не про Россию, я про всеобщий баптистский принцип.
    Кстати, цари были в Израиле поставлямы Богом когда-то.

  4. Ю. Сипко:

    Мир Вам благословенный брат Сергей. С Новым годом. Бог всегда прав. «Только это я нашел, что Бог сотворил человека правым, а люди пустились во многие помыслы». Еккл.7:29. Кстати, Бог Израилю дал царя, и сказал: «И сказал Господь Самуилу: послушай голоса народа во всем, что они говорят тебе; ибо не тебя они отвергли, но отвергли Меня, чтоб Я не царствовал над ними»;
    1Цар.8:7 И затем Бог того царя отверг. Но эти операции Бог проделал через Судью — Пророка.
    Это было детство человеческой цивилизации. «А это были образы для нас, чтобы мы не были похотливы на злое, как они были похотливы». Спасибо вам благословенный брат. Очень рад вашей активной позиции.

  5. Сергей:

    Мир Вам и благодать в Новом году, Юрий Кипиллович! Всегда рад пообщаться с Вами 🙂 Конечно же по немощи духовной царей Господь дал, иначе люди глотки друг другу быстренько перегрызут. В наше время вот только насчет судьи-пророка сложнее, при Церкви, отделенной от гос-ва.

  6. Сергей:

    Давно не перечитывал, а тут вот что — даже «Божий слуга»:
    «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо начальник есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из страха наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите, ибо они Божии служители, сим самым постоянно занятые. Итак отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь.» Рим 13:4-7, это Павел, а вот и Петр — 1Пет.2:13-17, Вы, Юрий Кириллович, в статье цитировали этот отрывок, я обратил особое внимание на «…и для поощрения делающих добро».

  7. Ю. Сипко:

    Мы все признаём законность власти, до того момента, пока власть соблюдает законы. Вся власть принадлежит Богу. Бог даёт некоторую часть Своей власти человеку. Например, отец властвует над сыном. Начальник над подчинённым. Государь над народом. Власть может считаться, что она от Бога, до тех пор, пока она действует согласно с Божьим законом. Поощрять добро и защищать добро, в том числе и через наказания зла. Апостолы могли сказать: «Но Петр и Иоанн сказали им в ответ: «судите, справедливо ли пред Богом слушать вас более, нежели Бога»? Деян.4:19. Налицо непослушание власти. По сути, сотни тысяч христиан, предпочли мученическую смерть, не покорившись власти. Так было и в Римской империи, и в советской империи,так и сегодня. Они сохранили верность Христу. Отделение церкви от государства и есть сохранение верности Христу.

  8. Сергей:

    Мне кажется, такой идеальной власти не бывает, чтобы неукоснительно следовать законам. Да и законы разные бывают. Думаю, во всем надо подчиняться, если нет вмешательства в духовные вопросы следования верующих Божьим заповедям. Как в том месте Деяний Петру и Иоанну запрещали говорить о Христе. Ну бывает, что и инстинкт самосохранения сработает — не лезть бессмысленно на рожон. Что апостолы иногда и делали. В Рим же Павел был уже ведом Богом.
    Перегибы власти (не в духовной сфере) служат для нашего смирения и для свидетельства окружающим и самим властям этим смирением о нашей новой природе — вот, мы предаем себя в руки нашего Господа.

  9. Ю. Сипко:

    Вы думаете, что надо подчиняться во всём. Это до поры до времени. Ибо нередко власть отдаёт преступные приказы. Это ложное смирение, оно выглядит так. Власть говорит: этих посадить. Полицейские арестовывают. Следователи пишут обвинение. Прокуроры утверждают. Суд приговаривает. ФСИН исполняет. Все знают, что дело сфабриковано. Так Магнитский убит. Его смерть сделали из послушания власти. Так например, разрушили здание молитвенного дома в Косино. Вот вы христианин. Власть говорит вам. Молитесь свободно. Мы вам не мешаем. Веруйте в своего Бога сколько хотите. А затем предлагает подправить избирательный бюллетень. Или, если вы работаете полицейским, подкинуть наркотики, противнику власти. Ваши действия?

  10. Сергей:

    Я же пишу выше: «…если нет вмешательства в духовные вопросы следования верующих Божьим заповедям»

  11. Ю. Сипко:

    Да, вы правы. Я согласен. Только вот бывает сложно определить где же «духовные вопросы следования верующих Божьим заповедям» — а где вопросы бытовые, в которых мы подчиняемся власти, подчас не задумываясь. Так было всегда. Так делают все. Так принято. Тем более, что если что, и работы лишится можно. Почему в нашей «христианской» стране ложь никого не напрягает.Даже высокие иерархи лгут. А Писание говорит:»Побеждающий наследует все, и буду ему Богом, и он будет Мне сыном.
    Боязливых же и неверных, и скверных и убийц, и любодеев и чародеев, и идолослужителей и всех лжецов участь в озере, горящем огнем и серою. Это смерть вторая.
    Откр.21:7,8. Как вы понимаете это слово?

  12. Сергей:

    Откровение Иоанна — самое сложное для моего восприятия в НЗ. Постоянно прошу Бога дать мне мир по поводу этой книги Библии. Конкретно это место, например, не очень то вяжется с «Я кроток и смирен Духом», «бремя мое не Тяжело», «блаженны кроткие».
    Несмотря на такие огненно-угрожающие мотивы, я понимаю, что верующие все же не должны, как несгибаемые коммунисты в советских фильмах сражаться с врагом, и мужественно плевать на допросе в лицо сатаны. Я вижу побеждающую плоть новую природу в человеке, которую в критический момент поддержит личная близость с Господом. Человек должен не только понимать головой, но и чувствовать в себе вечность, Царство Отца. Тогда отказаться и предать будет как-то несуразно. Ну сохранил шкуру или еще что-то там, а куда потом идти, зачем жить?

  13. Сергей:

    Поправляю ошибки свои:
    «…возьмите иго Мое на себя и научитесь от Меня, ибо Я кроток и смирен сердцем, и найдете покой душам вашим; ибо иго Мое благо, и бремя Мое легко.» Мф.11:29,30

  14. Ю. Сипко:

    Да брат, это и мне да и думаю всем христианам сложно, неудобовразумительно, невероятно… Возьми крест и след

  15. Ю. Сипко:

    Возьми крест свой и следуй за Мною, но перед этим отвергнись себя…. Тут неодолимый барьер, тут задача на каждый день

  16. Сергей:

    Дорогой брат Юрий Кириллович, если мы познаем — КАКОЙ БОГ! может нам и отвергнуться себя не так тяжело будет ради Него, а наоборот даже. Вспомним притчи про сокровище и жемчужину (Мф.13:44…) — они имеют потрясающий заряд духовного оптимизма 🙂 А там ведь тоже после идут суровые картины наказания, но не пугают уже как-то 🙂

  17. Антон Войцеховский:

    Интересная тема, отжеление от государства, это пересекается с личной свободой, свободой от греха. Но я не понимаю как можно про это говорить (писать), а продолжать жить как не в чем не бывало. Никого не пытаюсь упрекать, обличать — сохрани Господь!
    Тем не менее. Сегодня столько опасности, что взять крест, оставить грех, открыто исповедуя Превосходства Христа в своей Жизни. То есть жить так, что это становится очевидным. Уже стало чем-то вроди фантастики. Или былинами далекой старины.
    Вот пример практический: как у меня в деревне, иду помогаю родным и защищаю их, но это не воспринимается как должное, скорее как моя чудоковатось. Типа тебе, что больше всех надо??? Оставь нас, но тут же сетования: мы никому не нужны.
    Так стало с церковью в том селе, когда она развалилась под давлением внешних руками самих братьев и сестер. Потому что никто никому был не интересен. Близкие отношения не только не приветствовались, но и порицались. Напротив личная неприязнь, держаться на расстоянии. Вот и вся практика самоотречения. Ведь нас учили с кафедры, что надо следить только за собой. Поэтому не было дел до окружающих, которые захлебнулись в своих проблемах. Их детям и внукам такое христианство не нужно

  18. Ю. Сипко:

    Вот интересное сопряжение. Сергей, вы говорите о заряде оптимизма, я согласен. Антон говорит о имитации христианства, оставшегося только в призывах, как об этом Иаков говорит(пустое благочестие). И я с ним согласен. Как жить, чтобы быть оптимистом, победителем?

  19. Сергей:

    У меня ответ один, Юрий Кириллович, говорю, как меня и научили когда-то:): «Глубокие личные взаимоотношения с Господом». Ни схемы, ни призывы, ни богословие, ни программы, ни служения без этого не работают. Вижу по себе, вижу по очень многим церквям.

  20. Ю. Сипко:

    Аминь! Истинно так! Мне нравится.

Вы можете прокомментировать статью, или задать вопрос.


 Максимальное количество символов