Eвангельские проповеди

Евангельские Проповеди и статьи Юрия Кирилловича Сипко

  • RSS

«Как ты оцениваешь развитие евангельских церквей в Китае?» — спросил я Игоря. Домашние церкви хоть и незаконны, однако власть допускает их существование, очевидно внимательно наблюдая. Это самое начальное христианство, которое неизбежно будет развиваться, углубляясь в Писание и меняя образ жизни людей. Кто будет способствовать росту этих сотен тысяч и миллионов христиан Китая? Нужны посвящённые служители, которые готовы посвятить себя на служение в Китае. Русские люди близки Китаю. Лучшими и наиболее успешными миссионерами могут и должны стать миссионеры из России. Это призыв. Я видел глаза людей в том собрании лидеров домашних церквей города Хэй-Ха. Я видел, как старательно они записывали слова проповеди Евангелия. Для них Игорь — уважаемый учитель, авторитетный Божий апостол. Брат Лю, по нашему Павел, встретивший нас в Китае и сопровождавший два дня, координирует работу многих лидеров в разных местах региона. Обучение проводит Игорь и те, кого он уже обучил. Читай книгу Деяние Апостолов. До края земли вы будете Мне свидетелями. И всё продолжается по Его слову. Слова Иисуса: «Я создам Церковь Мою. И врата ада не одолеют её», — находят изумительное подтверждение в Китае. Церковь Божья живёт, слово Его действенно, власть Его безраздельна. И кто это там захныкал, что всё потеряно, вера утрачена, служителей нет, братства нет, и будущего нет, всё пропало и пропахло? Поезжайте в Китай. Господь царствует!

До сих пор в сердце моём горит огонь страсти верующих китайцев поклоняющихся Господу. Нет страха. Нет уныния. Нет печали. Есть восторг, есть вера, есть спасение!

Возвращение в Благовещенск — дело несложное: формальности пограничные прошли мы без особых напряжений. Осталась в сердце боль от того, что несколько рейсов катеров, перевозящих людей в Китай и в Россию, имеют очень ярко выраженную характеристику. Туда, в Китай, с пустыми сумками. Оттуда, в Россию, навьюченные до не могу, лишь бы таможня пропустила. Зрелище вполне похожее на потоки беженцев, как их показывают иногда с мест военных действий или природных катастроф. Китайский город на берегу Амура вырос как торговый центр за последние двадцать лет. До этого времени эта была деревня, ничем не примечательная. Сегодня это почти Лас-Вегас, сверкающий огнями ночью. Блистающий стеклом современных зданий днём, этот город предлагает россиянам всё. От чая до мяса и хлеба, от экзотики национальной до суперсовременных продуктов нанотехнологий. Для одного брата мы везли электронику, произведённую в Японии. Так дешевле. Китайцы любят себя, любят других китайцев.

Теперь поедем в Тамбовку. Узнаёте? Тамбов, уменьшительное ласкательное, имя родное. Основали это село молокане, изгнанные из Тамбовской губернии. Пустынные земли Дальнего Востока были предложены как компромисс. Сильный народ российский. Если не мешать, горы свернёт, двух генералов прокормит, молокане тем более. Движимые верой эти люди не только выжили в суровых условиях, но так укрепились, развили своё хозяйство, что к революции имели прекрасные дома, торговлю своими продуктами и на восток, и на запад, и на юг. Людмила Барабаш в своей книге воспоминаний говорит: «Зимой с отцом ездили в Китай. На лошадях, через замёрзшую реку Амур. Туда везли сливочное масло, мёд, свинину, говядину, баранину. Всё быстро продавали и на вырученные деньги покупали рулоны разной ткани». Сегодня туда пустые – назад всё. Однако! Баптистская община в Тамбовке организовалась более 120 лет назад. Конечно, сейчас, как и вся страна разрушена буйством стихии, разрушена и церковь, разрушены души людские. Век безбожия оставил после себя духовную пустыню. Воспоминания о былом расцвете лишь усиливает чувство горечи. Некогда возделанные земли остаются без пахарей и жнецов. Сёла в запустении. Лишь в некоторых местах новодел привлекает внимание. Вездесущие китайцы проникают в пустеющий Восток России. Земли плодородные, равнины как в Украине. Чернозём, пусть не столь богат как в Краснодаре, но кормивший поколения первопроходцев молокан. Так кормивший, что сёла окрестные были богатыми, дома добротными, ещё и сейчас видны следы былого преуспевания. Божья формула справедливости видна повсюду. Что человек посеет, то и пожнёт. Мы жнём посев атеизма, посев человеконенавистнической идеологии безбожия, посев безответственности. Как включили мы, словами поэта говоря: ваше время, товарищ маузер! Так маузер и расчистил поляну. Кто не успел убежать, тех обобрали до нитки, отправили в лагеря. Кожаные тужурки с маузерами, заменившие мозолистые руки и смышленые головы, привели страну в тупик бессмысленности. Но есть ещё и доныне на кого наставить маузер. Сильна Россия. Проезжая долгую дорогу в Зейско – Амурской долине, мы глядели на горящие поля, чёрный дым, поднимающийся над стонущей землёй, повторяя слова почившего пророка. «Кто сказал, что земля умерла? …Нет! Она почернела от горя»!

Тамбовка. Уже упомянутый Гильчин. Окрестные сёла. Тут самое время сказать пару слов о брате Кобзеве Викторе Михайловиче. Он пастор церкви в Тамбовке. Но он настолько активен и непоседлив, насколько активен и непоседлив был в миру, до покаяния. Возрождённый Духом Божьим и Словом святого Писания он получил благодать спасения в полной мере. Будучи заикой, не имея возможности общаться словом, он получил исцеление и проповедует слово Божье. Будучи пропойцей (весельчак и балагур в России не может остаться трезвенником) он получил полное освобождение от всех греховных пристрастий. Он даже молча проповедует всему селу: каков был без Бога и как Бог изменил! Он пастор всех групп и церквей в этом углу Амурской области. В своё время он совершал служение старшего пресвитера области, и как был, так и остался благовестником. Мы видели его любовь в общении с верующими в Тамбовке. Мы видели эту любовь в его слове наставления к церкви. Мы видели его заботу о могиле Делякова в Гильчине. Как настоящий духовный отец относится Виктор Михайлович к верующим села, их там немного. Каждого знает, помнит их горести и радости. Голова его так устроена, что он видит извилины материи так, как мы, обыкновенные люди, не видим и даже не представляем. Его комната в квартире полна разного рода головоломок, которые он изготовил своими руками. Бутылочки с находящимися внутри конструкциями, кубики и ромбики, параллелепипеды и квадраты, шары и пирамиды, чего только не придумал брат. Никто из нас ничего не смог раскрутить или распутать, но и сложить не смогли мы также. Однако все предлагаемые нам задачи сам Виктор Михайлович решал без труда. Мастер! Хлебосольная жена его Мария устроила нам царский обед. Всего, что было приготовлено нельзя перечесть, не то чтобы съесть. А нам ведь ещё ехать в Белогорск, там собрание святых. Город своим названием говорит о белых горах. В равнине, где куда не кинь взгляд земля уходит в небо без каких либо препятствий, увидеть горы, да ещё белые очень заманчиво. Однако проехав полторы сотни километров, мы оказались в Белогорске, так и не увидев гор. На мой вопрос, братья ответили: есть горы, но до них надо ещё ехать. А мы ведь не туристы, мы баптисты. Поэтому мы в Дом молитвы. Прекрасно. Дом молитвы пока ещё в стадии строительства. В цокольной части, практически на стройплощадке, проходят собрания. Дом молитвы, бывший у церкви, ранее сожгли «доброжелатели».  Читать далее >>>

Pages: 1 2 3 4 5

5 комментариев

  1. Сергей:

    Вы неисправимый евангельский христианин, сплошное братолюбие )))
    Когда я в последний раз был в Благовещенске юношей — на том берегу Амура да, только трубы домашних доменных печей торчали. А в Белогорском районе я мальчищкой бегал в лугах по росе у бабушки с дедом.

  2. Ю. Сипко:

    О как! Я думаю, в вашем сердце эти места вызывают чувства несказанной ностальгии. На том берегу Амура город суперсовременный. А наши берега прекрасны первозданной красотой. «У высоких берегов Амура, часовые родины стоят» — пели мы в недалёком прошлом, правда эта песня о более восточной части этой прекрасной земли. Вот куда сердце миссионера зовёт Господь.

  3. Сергей:

    Нет, брат возлюбленный, сейчас на Псковщину, тоже Вами любимую, насколько я разумею )) Но как я рад вашей любви к городу имени Благой Вести и к китайцам, с которыми, кстати, сейчас мне часто приходится общаться.

  4. Ю. Сипко:

    Псковщина конечно любимая. Во первых, земля Российская, красивая, вся, от востока до запада и от юга до севера. Это не обсуждается. Но ведь на Псковщине, в Дновском районе когда-то жила моя мама, и там её родители жили, и значит я отчасти Псковский. Ещё не был на святой земле той деревни. Должник я великий. Давай брат определяйся, и я за вами….

  5. Сергей:

    Сообщу обязательно, когда срок придет, обещаю, поедем!

Вы можете прокомментировать статью, или задать вопрос.


 Максимальное количество символов